Городская станция переливания крови Санкт-Петербурга

Санкт-Петербургское государственное казенное учреждение здравоохранения "Городская станция переливания крови" (СПб ГКУЗ "ГСПК")

Спасать жизни – легко! Как работают станции переливания крови

31 августа 2017

Петербург опять столкнулся с нехваткой крови: запасы первой группы достигли критического минимума. Оказались в дефиците и остальные группы с отрицательным резус-фактором. За две недели ситуация пришла в норму: неравнодушные жители города спасли жизни людей. Эксперты утверждают: помогать легко, стоит только захотеть.

Замороженный резерв

«Красные кровяные тельца первой группы крови – до 500 миллилитров – можно переливать всем пациентам, – говорит Надежда Цыбульская, и.о. главврача петербургской станции переливания крови. – Если какой-то группы нет, ею можно заменить. Вот почему она так востребована. Также востребованы редкие группы с отрицательным резус-фактором и определенным фенотипом».
С июня по август кадровые доноры, сдающие кровь на регулярной основе, уезжают в отпуска. Дефицит – сезонное явление, говорят врачи. Поэтому на две недели Городская станция переливания возобновила прием первичных доноров. Это позволило  пополнить запасы первой и третьей групп. В предстоящие месяцы – сентябрь, октябрь и ноябрь – станция будет работать в нормальном режиме: доноры вернутся в город. Осенью традиционно заготовка крови и ее компонентов увеличивается на 30%.
На самый крайний случай существует специальный резерв. «У нас на остатках есть замороженные клетки крови, которые мы можем разморозить в любой момент, – объясняет Цыбульская. – Если не хватает редких групп, возьмем из базы. Единственный недостаток – разморозка занимает около 2-2,5 часов», – говорит Надежда Цыбульская. По ее словам, на остатках числятся сотни литров эритроцитсодержащих компонентов и тонны плазмы.

Кровь на «карантине»

После сдачи кровь разделяют на компоненты. На шесть месяцев ее отправляют на карантинное хранение – это инкубационный период ВИЧ, гепатита B и С. Выявить их сразу удается не всегда, поэтому через полгода донор должен прийти и сдать анализы повторно. Если подтвердится, что человек здоров и кровь не была инфицирована, ее отправят в больницу.
«Если донор приходит нерегулярно, либо раз в пять лет – он, конечно, молодец, но сверхпомощи ни больнице, ни Службе крови он не принес. Только регулярное,  кадровое донорство реально спасает пациентов», – считает Станислав Давыдов, специалист по пропаганде Службы крови.
«К сожалению, сложилась традиция, что доноры выстраиваются в очередь на пункты переливания после катастроф и ЧП, – отмечает Станислав. – Парадокс в том, что именно в такие периоды кровь нужна меньше всего. Мы к таким ситуациям всегда готовы, что показал недавний теракт в метрополитене: ни одной сорванной операции».
Гораздо сложнее работать в штатном режиме, ежедневно и бесперебойно снабжая кровью десятки больниц. «Если донор приходит под воздействием эмоций, вероятность, что он вернется, крайне мала. И его кровь будет лежать, занимать полку, куда мы могли бы положить компоненты крови кадровых доноров», – говорит Давыдов.
Если донор не явится на повторные анализы через полгода, его кровь никуда не выбросят. Но чтобы перелить ее пациенту, придется провести процедуру инактивации вирусов и бактерий – предотвратить возможное заражение. По словам медиков, стоит это очень дорого.  Деньги могли бы пойти, например, на обновление оборудования.

«Помогите на операцию»

Периодически в социальных сетях появляются объявления с просьбой сдать кровь адресно, для операции конкретному человеку. Но прямого переливания ни в одной развитой стране мира, ни в России нет уже лет 30, заявляют врачи. В больнице лишь могут рекомендовать родственникам пополнить банк донорской крови. Часто эти слова воспринимают слишком буквально.
«Несколько лет назад мы столкнулись с ужасной ситуацией, – вспоминает Давыдов. – Солистку одной рок-группы («Слот» - прим.ред) на автограф-сессии ударил ножом неадекватный фанат. Ее доставили в больницу, врач сказал: было бы неплохо, если в учреждение придут несколько доноров. У этой группы одно фанатское сообщество – сотни тысяч человек. Представляете, что творилось в пункте переливания в Мариинской больнице? У нас телефон разрывался от федеральных каналов, СМИ, доноров сутками напролет. С одной стороны хорошо, что был такой отклик. Но мы же понимаем, что вероятность возвращения этих доноров повторно практически равна нулю».

Избежать дефицита

Возраст доноров в Петербурге помолодел. Раньше, в основном, он составлял от 40 до 60 лет, сейчас – от 25 до 35.
«Я стала донором в 2010 году, – говорит Алина Лучникова, кадровый донор. – Тогда в городе был острый недостаток крови. Услышав лекцию об этом в нашем вузе, не раздумывая побежала сдавать вместе с друзьями, а потом стала руководителем проекта «Клуб доноров университета кино и телевидения». Три года назад я закончила вуз, но клуб доноров существует до сих пор и продолжает организовывать акции. Кровь стараюсь сдавать не реже двух раз год, а то и чаще». Сейчас Алина Лучникова приближается к показателю в 20 донаций.
По словам врачей, городу не хватает именно таких – кадровых доноров. В Петербурге ежегодно сдают кровь порядка 50 тысяч человек. Если бы каждый стабильно приходил на пункт переливания два раза в год, критических ситуаций не возникало бы вообще.
Сейчас ситуация стабилизировалась, и Станция переливания прекращает прием первичных доноров. Медики призывают петербуржцев пополнять ряды кадровых.
«Всегда есть потребность во всех группах крови: если какая-то «не нужна» сегодня – наверняка она понадобится завтра, и спасет чью-то жизнь», – отмечает Надежда Цыбульская. Доноров ждут в течение всего года.
 
Елена Воложанина
АИФ